Забыли пароль? Регистрация
Русский English

Статьи

21.03.2011 12:45
Категория: Энергетика
Город: РФ

Трагедия Фукусимы. У нас такое невозможно?


Весь мир с тревогой и болью следит за тем, что происходит сейчас в Японии. Последствия разрушительного землетрясения усугубила технологическая катастрофа. События на АЭС “Фукусима-1″ заставляют вновь и вновь задуматься о безопасности использования так называемого мирного атома. И все, кто переживает за тех, кто борется в эти дни с крутым норовом полуразрушенного реактора, с неизбежность задают себе один и тот же вопрос: не может ли нечто подобное произойти и у нас? Мы переадресовали его специалистам, по долгу службы связанным с атомной отраслью. Василий Омельчук, директор Кольской АЭС: - Российские атомные станции работают в штатном режиме. Но мы получили указание максимально проанализировать все мыслимые и немыслимые сценарии, которые могут повлечь какие-то последствия. Речь идет об анализе, который касается запроектных аварий. Что касается событий на японской станции, то для России непосредственных последствий от аварии не предвидится. И расстояния очень большие, и выбросы там не настолько масштабные, чтобы могли бы представлять угрозу для нашей страны. Но вообще на “Фукусиме” все очень серьезно. Для прогноза у нас не хватает данных. Это не наши реакторы, не наши проекты. И я с ними не знаком. Вопросов, конечно, очень много. Все эти дни и я, и наши специалисты анализируем ситуацию. И мы многого не понимаем: как, например, могло случиться, что нет воды для охлаждения топлива? Мы все свои сценарии просмотрели - у нас такое невозможно. Реакторы у нас совсем другие, тепловая схема двухконтурная. Реакторы такого типа способны выдержать подобное воздействие и обеспечить охлаждение активной зоны при отсутствии любых источников внешнего электроснабжения в течение 24 часов. Такие ситуации бывали. Например, во время землетрясения в Армении магнитудой около 8 баллов. И АЭС при этом продолжала работать. А реакторы подобного же типа стоят и на Кольской АЭС. У нас то, что произошло в Японии, даже при самом неблагоприятном стечении обстоятельств невозможно. У нас не сейсмичный регион. Наша станция расположена в районе, где проектные землетрясения составляют 4 балла и максимальное расчетное - 5 баллов. Соответствующие обоснования и заключения, в том числе и Института физики Земли РАН, имеются. Андрей Золотков, руководитель общественной организации “Беллона-Мурманск”: - Думаю, что сегодня даже многие специалисты атомной промышленности не смогут предсказать развития ситуации на какой-либо атомной станции. Потому что события, которые произошли в Японии, в инструкциях по ядерной и радиационной безопасности находятся в рамках гипотетических. И я до Фукусимы тоже не верил в такое. Но оказывается, что стечение природных обстоятельств может привести к ситуации, когда произойдет расплавление активной зоны. И даже тот объект, который, казалось бы, вызывал наименьшее беспокойство - я говорю о хранилище отработанного ядерного топлива, которое есть и на Кольской АЭС, - может представлять сумасшедшую опасность. Я отлично понимаю, что мы все сидим на атомной игле, и от нее мы не откажемся. Такова сегодня ситуация. Но отношение к атомной энергетике будет пересмотрено. Кажется, академик Сахаров сказал, что безопасная атомная энергетика - эта та атомная энергетика, которая находится под землей. И я теперь с этим полностью согласен. Андрей Глаголев, директор Центра мониторинга состояния недр на предприятиях госкорпорации “Росатом” ФГУП “Гидроспецгеология” (Москва): - Начну с того, что реакторы у нас совсем другие. Но я представляю геологическую организацию. Мы относимся к министерству природных ресурсов и экологии. Поэтому технологическую часть - строительство и эксплуатацию атомных станций - я опущу. В геологическом же плане район Тихоокеанского пояса и район расположения Кольской АЭС - совершенно разные, с совершенно разной тектонической активность. Там достаточно молодая тектоническая зона, а Кольский полуостров к таковым не относится. Поэтому сейсмических причин для аварии сопоставимых размеров по геологическим признакам и характеристикам здесь просто быть не может. Андрей Абрамов, заместитель главного инженера - начальник управления спецпроизводства ФГУП “Атомфлот”: - За 52 года деятельности атомного ледокольного флота у нас не было никаких сколь бы то ни было значимых инцидентов. В настоящее время наше предприятие также задействовано в перевалке отработанного ядерного топлива, ввозимого с исследовательских реакторов, которые были построены при Советском Союзе за рубежом, и топлива, которое вывозится по нашим обязательствам из стран Европы. В этой цепочке мы занимаемся перевалкой топлива с морского на железнодорожный транспорт для дальнейшей отправки его на переработку. Сама перевалка осуществляется при обязательном контроле службы радиационной и ядерной безопасности предприятия. Станции в Японии строили американцы. И сейчас оценивать технические решения - их и наши - достаточно некорректно. Естественно, что анализ результатов аварии на АЭС “Фукусима-1″ будет проведен. И определенные выводы будут сделаны. Потому что наше предприятие тоже находится на берегу моря. И вопросы, связанные с возможностью затопления, присутствуют. Но, скажем, затопление территории предприятия при прорыве плотины Туломской ГЭС - одна из штатных аварийных ситуаций, которые рассматривались еще при проектировании наших объектов. И никаких катастрофических последствий это не вызовет. Игорь Ягупов.


0594.84
1
Автор DNK

Другие материалы:

Оставить комментарий:

Имя:
Код:
 Получать комментарии к новости по e-mail
Подняться