Забыли пароль? Регистрация
Русский English

Статьи

25.03.2011 17:29

Возможны ли «Лофотены» в Российской Арктике?

Март 2011 года был ознаменован победой экологов над нефтяной индустрией Норвегии в Баренцевом море. Норвежское правительство продлило мораторий на нефтедобычу на арктическом шельфе в районе Лофотенских, Вестероленских островов и острова Сенья до 2013 года.

«Беллона боролась против нефтяной индустрии в районе Лофотенов, начиная с первого дня своей работы 25 лет назад, поэтому это памятный момент. Это фантастическая победа, которая показывает, что бороться стоит!», - заявил президент международного Объединения Беллона Фредрик Хауге.

По словам Хауге, обоснование государственных экологических экспертов для открытия этого района для нефтяников, слишком надумано. «Районы вокруг Лофотенов и Вестеролена не только крайне уязвимы, но и являются крупнейшим в мире местом нереста трески. Было бы безумием начать здесь бурение», - уверен он.

Уникальность Лофотенских островов

Акватория Лофотенских островов считается одним из важнейших и при этом наиболее уязвимых рыбных участков на севере Норвегии. «Это место – «роддом» для трески, пикши и сельди. Данные виды рыб рождаются именно в этой акватории Баренцева моря, после чего идут в российскую часть», - рассказал генеральный директор Союза рыбопромышленников Севера Василий Никитин в интервью «Беллоне.ру».

Естественно, что попадание нефтепродуктов в морскую среду является самым опасным фактором воздействия: в холодных водах Арктики в условиях короткого зимнего светового дня и ограниченного притока кислорода самоочищение среды сильно замедляется. Нефть, попавшая в ледовые пустоты и трещины, может сохраняться там долгое время и, под действием ветра, перемещаться вместе со льдом на длительные расстояния от места разлива. «Утонувшая» же нефть будет не только отравлять обитателей морского дна, но и может дать начало вторичному загрязнению, если волны поднимут ее к поверхности.

«Мы рады, что возобладал разум», - так прокомментировал Никитин ситуацию, объясняя, что нефть в Баренцевом море будет выкачена через несколько десятков лет, а рыба существовала столетиями, и будет существовать дальше.

Политика помогла экологии

Никитин считает, что во многом этому политическому решению поспособствовала ратификация договора о разграничительной линии между Россией и Норвегией в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Россия и Норвегия 40 лет вели переговоры по проведению делимитационной линии в Баренцевом море. Спорной территорией считались примерно 175 тысяч квадратных километров морского пространства. Спор решался поэтапно, по участкам.

В 2007 году удалось подписать соглашение о Варангер-фьорде, которое предполагает разграничение морских пространств внешней части залива и снимает часть нерешенных вопросов. В феврале 2011 года договор был ратифицирован Стуртингом Норвегии, а сегодня, 25 марта – Государственной Думой России.

В связи с ратификацией договора, у норвежских нефтяников появились новые районы, перспективные для разработки нефти и газа, поэтому стало возможным отложить работы в акватории Лофотенских островов.

«Сейчас они пойдут изучать район бывшей серой зоны», - уверен Никитин. По его словам, временный мораторий на запрет нефтегазовой деятельности – это важный, но не окончательный шаг, поскольку не известно, есть ли перспективные участки на нефть и газ в серой зоне, и продлится ли мораторий после 2013 года, когда в Норвегии пройдут очередные парламентские выборы. «Хотелось бы, чтобы был наложен абсолютный мораторий на этот район», - сказал руководитель Союза рыбопромышленников Севера.

Последует ли Россия примеру?

По словам координатора нефтегазовых проектов Беллоны-Мурманск Нины Лесихиной, решение Правительства Норвегии является примером для подражания, в первую очередь, для Российского Правительства. «Мы приветствуем это решение, позволяющее защитить очень ценные с точки зрения биоразнообразия морские районы Норвежского моря от губительного воздействия нефтегазовой индустрии», - рассказала она.

Эксперт отметила, что Баренцево море является самым чистым и плодородным, из всех Арктических морей, поэтому и самым уязвимым. Планируемые к реализации Приразломное и Штокмановское месторождения могут привести к катастрофическим последствиям в случае аварии, вероятность которой значительно увеличивается в связи с суровыми природно-климатическими условиями региона и отсутствием эффективной системы обеспечения экологической безопасности.

По мнению Василия Никитина, в России нефтяное лобби намного сильнее рыболовного. «Мы не в состоянии выгнать нефтяников из Баренцева моря, но мы просим их хотя бы согласовывать с нами время работ», - отметил он.

Хотя, по словам Никитина, в Российской части Баренцева моря нет нерестилищ, подобных норвежским, тем не менее, как сейсморазведка, так и добыча углеводородов создают проблемы рыбакам. Так, в районе прохождения Штокмановского газопровода Мурманские рыбаки ежегодно вылавливают 60-70 000 тонн рыбопродукции. После начала работ на Штокмане им придется уходить в другие районы.

«В настоящее время ни иностранные, ни российские компании не обладают достаточными технологиями, опытом и знаниями для безопасного освоения арктического шельфа. Поэтому Беллона призывает Российское Правительство ввести мораторий на освоение нефтегазовых месторождений в Арктике с целью сохранения ее уникальной природной среды, а также предотвращения дальнейшего изменения климата», - заявила эксперт Беллоны.

Анна Киреева

0568.73
0
Автор DNK

Другие материалы:

Оставить комментарий:

Имя:
Код:
 Получать комментарии к новости по e-mail
Подняться