Забыли пароль? Регистрация
Русский English

Статьи

18.10.2012 08:48
Город: РФ

Диалог с Гринпис, продолжение...

В августе этого года я обратился в Гринпис с вопросами по их деятельности. Главная тема моего обращения – почему организация так избирательно борется с нефтяными разработками на севере, нападая только на Россию и игнорируя другие страны в этом вопросе. Надо отметить, что мой запрос не был проигнорирован и в диалог вступил руководитель энергетического отдела Гринпис России Владимир Чупров, который попробовал ответить на поставленные вопросы. На днях пришел очередной ответ от Владимира, так долго ждать его пришлось по причине моего участия в довыборах в городской совет города Мурманска, так как в Гринпис опасались того, что наша переписка как-то может повлиять на результаты.

Ответ Гринпис:

Уважаемый Дмитрий,

Ну вот у нас появились первые точки согласия:

- Нефть - не всегда хорошо, и даже наоборот,

- Энергоэффективность - это не так плохо как кажется,

- Арктика и нефтяные разливы, нефть и рыбный промысел – плохо совместимые вещи.

- Специальные требования к Севморпути для избежание трагедий наподобие с Кольской – оказывается тоже неплохо.

Ваши вопросы уходят в детали. Жаль, что они идут в направлении "иностранных агентов" и уровня зарплат в Гринпис.

В свою очередь на наши вопросы мы не получаем ответов, что выглядит не вполне корректно (знатоки психологических войн назвали бы это «ставить противника в ситуацию оправдывающегося»).

Тем не менее.

Что касается вопроса общественных кампаний в области энергоэффективности. Конечно же мы работаем по обоим направлениям - стадия добычи нефти и конечное потребление. И конечно же главным направлением является второе (тут наши точки зрения абсолютно совпадают). Если Вы наберете в любом поисковике ключевые слова «Greenpeace Efficiency» и «Гринпис Энергоэффективность», Вы найдете ответ и развеете сомнения  на Ваши сомнения

И здесь есть хорошие новости. Потребление нефти в старом свете стабилизировалось и падает. Связано с это с насыщением авторынка, сменой поведенческих стереотипов в Штатах и более жесткими стандартами для автотранспорта. Небольшой но рост пока обеспечивается Китаем и другими быстроразвивающимися странами. Но и тут грядут (возможны) перемены. В первую очередь связанные с глобальным кризисом и падением роста в Китае.

О глупцах (почему если арктическая нефть такая дорогая компании и правительства рвутся в Арктику). Это наверное самый ключевой вопрос.

Арктическая нефтяная гонка очень политизирована. Можно сказать, что она исходит в первую очередь по инициативе правительств (см. соответствующие политики арктических стран). Почему же компании ведутся на эту гонку?

Во-первых, всех ответов мы не получим никогда, и что стоит за решениями Шелла или Эксона в Арктике, мы вряд ли не узнаем.

Но что можно точно сказать. Далеко не все компании можно назвать "глупцами".

- Компания Cairn - ушла в 2010 году с шельфа Гренландии, так и не найдя там коммерческих запасов УВ. Поумнение стоило примерно полумиллиарда долларов (стоимость поисковых работ в 2010 г.) Правда, судя по всему, компания хочет вновь вернуться на гренландский шельф. Но время нас рассудит.

- Компания Conoco Philips - несколько лет назад ушла из СП с Лукойлом после того, как рухнула добыча на Южно-Хыльуюйском месторождении (обесценивание компании на примерно те же полмиллиарда долларов)

- В июле 2012 года ВР заявила, что откладывает проект Liberty в море Баффорта в связи с экономической невозможностью выполнить требования безопасности к проекту1.

- Выход Стат ойла из Штокмана (к вопросу о том как норвежцы рвутся в Арктику) - потери – свыше 300 миллионов долларов.

- Еще одна новость из Канады. 6 сентября 2012 г. были объявлены итоги конкурса на предоставление в аренды на нефтеразведку части моря Бофорта - около 1 млн гектаров. В результате конкурса на участок единственный заявителем оказалась небольшая компания, состоящая из 2 человек, зарегистрированная в деревне близ Оксфорда в Великобритании с капиталом в несколько миллионов долларов. Ни одна крупная компания в итоге не проявила интерес к территории, выставленной для нефтеразведки2.  

- апрель, 2012 г. - фактический отказ одного из крупнейших (поправьте, может и самого крупного) страховщика в мире - компании Ллойд - от страхования нефтегазовых проектов в Арктике. А это сигнал всему страховому обществу. А страхование - это условие, без которого арктические проекты попросту могут не состояться…

- неожиданная позиция представителя компании Тоталь, которая отказалась от нефтяных проектов на арктическом шельфе. “We are concerned about the consequences of an oil spill in these areas. Accidents can always happen, even with the best technology,” Monsieur de Viviès, Total’s senior vice president, exploration and production northern Europe. “There are many places in the world we can drill, and the Arctic is not a place we want to be. That’s why we aren’t drilling off Greenland, for example,” concludes Monsieur de Viviès3.   

И вот это уже (в совокупности с Lloyd) серьезно.

Еще одна важная вещь, которую нужно знать. Стоимость и прибыль компаний зависят от уровня капитализации - сколько стоят акции компании на рынке. На эту стоимость влияет во многом показываемый уровень запасов (в нашем случае нефти и газа).

Точной оценки у меня нет, но Вы можете проверить, как повлияло на оценку компании Эксон получение доступа к карским месторождениям газа. Уверен, что на коротком промежутке времени (первые годы) Эксон выиграл. При этом, как Вы знаете, сроки стратегического планирования бизнес компаний исчисляются месяцам, в лучшем случае первыми годами.

Обратите также внимание на разницу в оценках того какими будут инвестиции в СП с Эксоном от самого эксона и политиков (В. Путина). Total investment to the East-Prinovozemelsky blocks, according to Russian Prime Minister Vladimir Putin, could possibly reach as high as $500 billion, though ExxonMobil's officials said that in the near term, it is likely that investments will reach only tens of billions of dollars. (Сramer, Andrew E. (30 August 2011). "Exxon Reaches Arctic Oil Deal With Russians". The New York Times. Retrieved 2 September 2011). Разница на порядок.

Немаловажная деталь – сделка между Роснефть и Эксон была основана на обмене активами. Лучшего варианта для хеджирования политических российских рисков не придумать.

Я более чем уверен, что арктическая лихорадка кончится через несколько лет, когда станет очевидным известный уже на сегодня факт, что до арктической нефти и газа ждать как минимум до 2030 года (см. мой первый ответ). Страсти поостынут, и мы услышим совершенно иную риторику взамен нынешней пропаганде, которая формирует миф о несметных запасах арктической нефти - "иди и бери".
Более того, уже слышны голоса экспертов, которые начинают подвергать сомнению всю победную риторику вокруг арктической нефти и газа. According to Statistics Norway (SSB) and Center for International Climate and Environmental Research (CICERO) staff, extracting these resources will only account for between 8 and 10 percent of global production in 2050. This is despite beliefs the Arctic contains around a quarter of the world's undiscovered oil and gas resources. Extracting oil and gas elsewhere is cheaper. Recovery in the Arctic in the future will only therefore represent a small proportion of the world's oil and gas production, the joint report states.


http://www.aftenbladet.no/energi/aenergy/Researchers-call-off-the-Arctic-oil-and-gas-party-3024703.html

Но в итоге в результате арктической эпопеи в выигрыше останутся:

- сервисные компании и подрядчики,
- судостроители,
- военные,
- навигаторы.
- политики (тут все очевидно, и надеюсь что Ваш выбор как будущего политика будет не в пользу политиков, которые разыгрывают арктическую нефть).

Обратите внимание, я сознательно не включил население нефтедобывающих регионов в этот список. Опыт Сахалина, НАО, Коми показывает, что эти регионы не получают гармоничного процветания, максимум что они получают - это признаки голландской болезни на региональном уровне.

Из обещаний нефтяных компаний до начала запуска проекта «Сахалин-2»: «Создание системы местного газоснабжения, особенно на юге Сахалина, позволит прекратить загрязнение окружающей среды от сжигания жидкого топлива, угля и древесины. Это особенно важно для сохранения прекрасной природы Сахалина. Более того, излишки газа можно будет экспортировать, получая твердую валюту, значительная часть которой будет направлена на развитие региона»66. «Нужно учесть и то, что к началу эксплуатации объектов будут построены порты, дороги, электролинии, протянута связь, возведены дома. Мы также будем вести подготовку специалистов из числа местного населения для работы на месторождениях.
Плюс ко всему, произойдет рост сферы услуг. И, помимо всего этого, огромные деньги будут перечисляться вам за право эксплуатации месторождений». (источник: Что такое «Шелл»?, газета Советский Сахалин. Октябрь 12, 1991г., «Мы надеемся, что граждане Сахалина поддержат нас, мы рассчитываем на успех». Газета Советский Сахалин. Сентябрь 20, 1991г.).

А вот из анализа ситуации на Сахалине после начала нефтегазового освоения: Согласно федеральной налоговой системе, 95% всех налогов от продажи газа идет в федеральный бюджет, и только 5% поступают в региональный (так же будет и при реализации «Штокмановского проекта»).

Кроме того, регион не получил никаких газовых преференций, наоборот – область
покупает газ для собственных нужд по мировым рыночным ценам и продолжает зависеть от поставок угля. Статистика также показала, что за  время реализации газовых проектов на Сахалине количество средних специальных и высших учебных заведений, а также число студентов на острове не выросло, а, наоборот, сократилось. Имеется большой разрыв в уровне заработной платы между занятыми в добывающей промышленности и работниками других отраслей. Дефицит регионального бюджета не исчез, а вырос – с 5 до 14% к 2011 году.

По данным Корсаковского центра занятости, из 4500 человек, подавших свои резюме в
организации, ведущие строительство завода по сжижению газа в городе Корсакове на юге
Сахалина, в 2004 году на работу было принято только 172 человека.

(Источники: Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н.М.Книповича•«Что ожидать Мурманской области от Штокмановского проекта?» [Электронный ресурс].–14.02.2011. http://www.pinro.ru/n22/index. php/ru/news/newssmi/188-2011-02-14-02-57-55 Проверено 10.04.2012; 9 Негативные воздействия строительства завода СПГ (проект «Сахалин-2») на сообщество жителей г. Корсаков и местную инфраструктуру. Группа жителей «Знание – сила» [Электронный ресурс]. – Декабрь 4, 2004г. http://www.sakhalin.environment.ru/search.html?x=4224 Проверено 10.04.2012 )

Конечно же есть пример Норвегии, которые дарит надежду слабым - "а вот у нас будет по-другому, будет по-норвежски".

Вы как будущий политик, если хотите состояться в политике, должны (хотя бы для себя лично) четко осознать, что как в Норвегии в России в ближайшие 1-2 десятилетия не будет. Если Вы считаете, что Россия повторит норвежский успех и говорите об этом публично, то Вы нечестный политик.

Что касается самой Норвегии. Тут два тезиса.

Первый - Норвегия носит признаки Голландской болезни. Перекос экономики в нефтегазовый сектор, высокие цены на все внутри страны (несмотря на то, что ресурсы - вот они). Кстати по словам одного эксперта, которому нельзя не доверять, это причина почему норвежская нефтегазовая отрасль частично платит налоги бартером (строительством тех же дорог).

Ничего хорошего от того, что Норвегия вложится в изначально дорогой и рискованный арктический проект конечно же нет (ситуация с Северным морем отличается от арктической в худшую сторону). Если так будет продолжаться, то у страны все шансы получить отставание через несколько десятилетий.

Кроме того, все победоносные новости из Норвегии нужно рассматривать очень осторожно. Министр энергетики страны фьордов Ola Borten Moe на фоне победных достижений норвежской нефтегазовой индустрии заявил: “New areas will be opened up. There is no reason to stop now. Norway’s present boundaries end almost right up at the North Pole.”4

Реакция на такое странное заявление была незамедлительной - премьер министр Норвегии Jens Stoltenberg фактически дезавуировал заявление министра, сказав, что this is not their current policy. The Government’s policy remains unchanged. The policy is expressed in the petroleum message and administration plan for the Barents Sea - Lofoten, and does not imply oil drilling in the North Pole5.

Поэтому будьте бдительнее, когда слышите про очередной норвежский проект в Арктике.

Второй тезис - масштабы наших стран. В пересчете на каждого гражданина Норвегии добывается около 20 тонн нефти. В России этот показатель около 4 тонн на человека. При этом вороватая российская экономика и раздутый ВПК (оба признака частично являются следствием масштабов страны) явно не в пользу России по сравнению с норвежской ситуацией. (Я не политик, но насколько помню, есть такая зависимость - чем меньше страна, тем легче бороться с коррупцией (если есть такое желание - бороться с ней). То же касается ВПК - крупная страна с огромным человеческим потенциалом, территорией и ресурсами традиционно обречена претендовать на статус мировой державы со всеми вытекающими).

Ситуацию также смягчает то, что тот же Статойл (вернее назвать СтатойлГидро) - один из крупнейших генерирующих компаний в возобновляемой энергетике (гидроэнергетика Норвегии, которая обеспечивает свыше 90% электроэнергии в стране). Кстати тут встречный вопрос к Вам - если мы копируем норвежский опыт, то почему не берем их опыт в области ВИЭ в масштабах страны? Норвегия так или иначе будет вынуждена диверсифицировать свою экономику как в свое время это сделал Финляндия, уйдя от роли мирового поставщика леса. При этом у Норвегии есть куда развиваться. Не нам конечно же решать, но страна, например, может стать частью проекта по развитию ветрогенерации в регионе Северного моря. При этом не просто как поставщик ветрогенерации, но как и страна, которая может обеспечить аккумуляцию ветровой и солнечной энергии той же Германии (за счет ГАЭС).

Вернемся к нашей стране с правительственным проектом в Арктике. Ключевой вопрос - чего будут стоить вложенные средства, которые (я более чем уверен, видя опыт того как строились Сочи-2014 или АТЭС-2012) будут освоены на более чем 100%? Состоится ли окупаемость? На каких рынках будут реализовываться арктические нефть и газ?

Или мы получим второй (или третий, четвертый...) БАМ (фактически ненужный и бюджетно затратный)?

Судя по всему, мы идем по пути очередного БАМа.

По мнению доктора географических наук Валерия Лившица (Санкт-Петербургский Государственный университет) и кандидата экономических наук Екатерины Фёдоровой (Некоммерческое партнерство «Дальневосточный правовой центр»): «…К 2018 г. намечается удвоить существующие мощности предприятий по сжижению газа, причём преимущественно ориентированных на азиатский рынок. При этом у США в СПГ-проекты пойдёт дешевый сланцевый газ, у Саудовской Аравии и Катара – не находящий внутристранового использования газ гигантских легкодоступных месторождений, у Австралии – более дорогое сырьё, которое, однако, не представляется возможным использовать в национальной экономике. И на этом конкурентном поле собираются работать «НОВАТЭК» и «Газпром», опираясь на труднодоступные месторождения в полярных районах, в Северном Ледовитом океане, пренебрегая опасностями ледовой проводки крупнотоннажных танкеров-метановозов и, как апофеоз, требуя для всего этого налоговые льготы».

А вот мнение председателя думского комитета по Энергетике Грачева (цитирую недословно, его краткое, но шокирующее выступление на конференции института Адама Смита "Нефть и газ российско Арктики" в апреле 2012 г.): стоимость арктического проекта - 1 трлн долларов, покажите нам рынке на которых мы вернем этот триллион? ответа пока нет.

Предлагаю Вам вместе с нами поискать ответ на этот самый ключевой вопрос (не в Норвегии и не в данных Минюста о Гринпис), а в экспертном сообществе (желательно неангажированным политическими клише о будущем России, которое лежит в Северном ледовитом океане).

Частично ответ по окупаемости Арктического шельфа дает недавнее фактическое закрытие Штокмановского проекта (перенос на неопределенный срок), а также заседание правительства России 2 августа на котором была «завернута» программа по освоению континентального российского шельфа.

По словам премьер-министра Российской Федерации Дмитрия Медведева, к 2030 году добыча нефти на всем шельфе (не только арктическом) должна вырасти на 50 млн тонн до 66,2 млн т, добычу газа планируется увеличить на 170 млрд м3 до 230 млрд м3.

При этом в соответствии с программой из 66 млн тонн нефти арктический шельф должен обеспечить 13,5 млн тонн нефти. И вот как глава Минэкономразвития Российской Федерации Андрей Белоусов прокомментировал на заседании цифры по нефти: "Учитывая, что в России в целом по стране мы планируем добывать порядка 510 млн т, это означает, что за 20 лет - с 2010 года по 2030 год - у нас прирост добычи нефти за счет шельфа составит менее 10% от объема добываемых ресурсов. Это колоссально мало по сравнению с теми инвестициями - более 9 трлн рублей - которые планируется туда вложить", - подчеркнул он.

Можно добавить, что арктический шельф обеспечит менее 3% от нынешней добычи нефти. Если нефть всего шельфа оценивается как колоссально малая величина, то как же должна оцениваться нефть арктического шельфа?

Ситуация с газом не лучше: из 170 млрд м3 шельфового газа, планируемого добывать по Программе, остановленный Штокмановский проект должен был обеспечить около 100 млрд м3 (иными словами Программа по газу уже наполовину не состоялась, по крайней мере в предлагаемые сроки). Арктическая программа добычи газа на шельфе зиждется на 2-х крупных проектах – Штокман и Карское море, которые в сумме дают примерно 140 млрд м3 газа и обеспечивают свыше 80% газовой части Программы. То есть по Программе, в случае полного ухода Штокмана, практически весь арктический шельф с точки зрения газа – это совместный  проект Роснефти и Эксона. И если и он по каким-то причинам не состоится, то рухнет весь шельфовый газовый проект.

По итогам заседания программа была направлена на доработку. По сообщениям СМИ, Минэкономразвития предлагает доработать проект программы разведки и освоения континентального шельфа, предусмотрев более высокие темпы увеличения добычи нефти к 2030 г.

Правда каким образом можно увеличить то чего нет или непонятно, есть ли оно, – неясно. Правительство фактически может оказаться в ситуации поиска черной кошки в темной комнате, которой там нет.

И не устану повторять - не забывайте ключевую проблему - изменение климата. Каждый рубль, крона или доллар, вложенный в Арктику - это средства которые ушли на усугубление проблемы климата, в том числе на таяние арктических льдов. И это не 63 млн рублей российского Гринпис (кстати, стоимость нескольких квартир на московском хотя и перегретом рынке недвижимости). Это триллионы рублей, которые сделают наш климат еще более непредсказуемым и неблагоприятным для нашего комфортного существования.
 

С уважением, Владимир Чупров

 

PS Только что пришла новость, что проведение президентского международного арктического форума в октябре т.г. (Салехард) перенесено без объяснения причин на неопределенный срок. Смею предположить, что остывание арктической гонки началось гораздо раньше, чем я предполагал. Чего и Вам желаю – смотреть на арктическую гонку и норвежско-американские «успехи» более трезво и спокойно.
---

К сожалению, ответов на все мои вопросы получить не удалось, поэтому, многое осталось неясным. Но сам факт диалога и обсуждения такой важной для нашей страны, да и всего мира темы, очень радует.

Дмитрий Качалов

0471.17
2
Автор DNK

Другие материалы:

Оставить комментарий:

Имя:
Код:
 Получать комментарии к новости по e-mail
Подняться