Забыли пароль? Регистрация
Русский English

Интервью

08.08.2013 05:59
Город: Апатиты

Интервью с гендиректором СЗФК

Недавно в ЗАО «СЗФК» был назначен новый генеральный директор Владимир Ушаков. Человек для большинства из нас неизвестный.

генеральный директор СЗФК Владимир Ушаков


—  Владимир Александрович, откуда вы узнали о ГОКе  и как вас сюда пригласили?

—  Когда работаешь в горнодобывающей промышленности образуется определённый круг знакомых. Люди передают по этим каналам информацию о возможных вакансиях, и так получилось, что мой бывший руководитель в «Казахмысе» Сергей Николаевич Дьяченко здесь тоже известен и работал на Кольском полуострове. Это не напрямую через него, но по цепочке до меня дошло.

—  Получается, что вы раньше не знали о ГОКе "Олений ручей"?

—  Нет. Я о СЗФК раньше ничего не знал.

—  Что вас заинтересовало в этом предложении?

—  Во-первых, это новое производство, которое имеет большую перспективу. Во-вторых, территориальная расположенность, потому что одновременно у меня были предложения из Индонезии и Гватемалы.

—  А почему вы их отвергли?

—  Потому что мне хотелось работать в России, где я не работал с 1994 года. Захотелось работать на родине. Тем более я работал в Норильске, поэтому север меня устраивает. Полярные ночи, полярные дни мне знакомы.

—  Что вам первое запомнилось, когда приехали на ГОК?

—  Снаружи красиво выглядит, здания новые, радуют глаз. Но еще очень много предстоит доделать.

—  А что первое сделали в должности генерального директора?

—  Я сразу захотел познакомиться с людьми, которые занимаются техникой безопасности и экологией. Первое, что я спросил - каким образом у нас люди защищены, на основании каких нормативов. Даже первый селектор мы начали с отчета специалистов отдела по техники безопасности. Также я сразу сосредоточил внимание на устранении недоделок на фабрике.

—  Какие нововведения ждут работников компании в ближайшее время?

—  В ближайшее время мы будем делать новую рабочую структуру. Будут серьезные перестановки в плане позиций и их функциональных особенностей. Основная задача – отделить строительный блок от эксплуатационного. Это основное зерно изменений, которое мы обсудили с руководителями и достигли взаимопонимания. Теперь эту структуру мы будем отстаивать в «Акроне».

—  А как это отразится на людях? Будет ли уменьшение зарплаты или численности рабочих?

—  Ни на людях, ни на зарплате это никак не отразится. Это структурное изменение для выстраивания функционала фабрики.

—  Что на ваш взгляд самое тяжелое здесь на Севере, в частности, на горнодобывающем производстве? Касательно СЗФК, несмотря на довольно малые сроки руководства, у Вас уже сложилась какая–то общая картина?

—  Картинка сложилась такая, что гора у нас работает в данный момент нормально и по режиму, и по выдаче продукции, и по планам расширения. А вот с обогатительной фабрикой пока еще немало трудностей.

—  А в чем они заключаются?

— К сожалению, проектировщики не доделали свою работу до конца. Осталось много белых пятен.

—  А какой вы видите выход из этого положения?

—  Сейчас у нас выход один - создавать проектную группу внутри, которая будет минимизировать и устранять ошибки предыдущих подрядчиков. Мы создаем структуру под руководством Ильи Налитова, которая может пользоваться специальными средствами и лицензиями Новгородского ГИАПа (ООО «Новгородский проектный институт азотной промышленности» - дочерняя компания ОАО «Акрон»).

—  Как думаете, вам и всему коллективу  удастся, скажем так, повернуть колесо?

—  Карьер и подземная часть на сегодняшний день работают в нормальном режиме. Сейчас мы направляем основные усилия на фабрику и я надеюсь, что в течение полугода мы должны добиться того, что будем выполнять производственный план без сбоев. Мы также не должны избежать тех же ошибок при строительстве второй очереди. Сейчас группе И.С. Налитова и всем технологам дано задание, чтобы все технические решения второй очереди – проектные, конструктивные и архитектурные, – должны прорабатываться и выполняться одним проектировщиком. Это должна быть совместная работа. Выбор оборудования должен быть подписан каждым специалистом.

—  Вы работали в России, Казахстане, Америке. Где  больше понравилось работать, где лучше коллектив, люди?

—  В целом везде есть свои особенности. В Америке, например, в горнодобывающей промышленности количество людей на такое же количество добываемой руды в два раза меньше, чем в Казахстане или России, по той причине, что там внедрена автоматизация.

—  То есть в Америке с целью экономии сокращены человеческие ресурсы, благодаря тому, что там работают автоматизированные системы?

—  Они человеческий труд стараются убрать даже не по причине экономии, а по причине того, что если с человеком что-то случится, то им придется платить неустойки. То есть, это скорее шкурный интерес, а не только забота о людях. Например, если там на производстве погиб человек по вине работодателя, тогда нужно будет выплатить миллионы долларов. Чем меньше численность, тем меньше вероятность несчастного случая.

—  Но без людей же тоже нельзя?!

—  Конечно. А горнорудные предприятия не бывают без людей.

—  А какой из проектов, в которых вы принимали участие, считаете наиболее успешным?

—  Проект «Казцинк». Он дошел до конца и вышел на проектную мощность. Там работала команда со всего мира, включая самих казахов. Они умудрились соединить всех этих людей. И три года назад они вышли на проектную мощность.

—  А кто им разрабатывал проект?

—  Проект многие делали. Он также был разбит. И поэтому строительство шло не 3,5 года, как заявляли, а 6 лет. Большую часть проекта отдали немецкой

—  Они тоже прошли череду ошибок?

—  Конечно. Ту же самую. Это недостатки советской школы. Но они были уже под Glencore (швейцарская трейдинговая компания, одна из крупнейших в мире поставщиков сырьевых товаров и редкоземельных материалов) 10 лет. Им уже показали, как надо относиться к проектам. То есть, прежде чем начинать проект, надо полетать по странам, посмотреть, сделать предпроектные проработки, научно-исследовательские работы. В мире большие компании тратят 5-6% от их дохода на исследовательские работы. А по старым советским законам, если ты строишь или начинаешь предпроектную подготовку, ты должен уже дать экономический эффект.

—  Ментально люди чем отличаются?

—  Я сразу могу сказать, чем отличаются люди на Западе от людей бывших советских республик. Первое, на Западе заботятся о своем здоровье и безопасности на производстве. А у нас сплошь и рядом сами же люди пренебрегают безопасностью. Чтоб не пристегнуться, работая на высоте 3 метров, а по закону обязан на одно- двух метровой высоте – на Западе такого не найдешь. Я столько наблюдал несчастных случаев за последние 2 года, когда я работал в Казахстане. 4 смерти, из них 3 внутренних и один субподрядчик. И все считают, что виноват работодатель, но если капнуть глубже... К примеру, разливают горячий металл, зачем стоять внизу и смотреть, как его разливают? Чувство самосохранения отсутствует у людей, из бывших стран Советского Союза и здесь, нежели у людей из Америки, Канады, Австралии, Европы. В Индии, Китае и Африке они примерно такие же бесшабашные.

—  Коллектив СЗФК вам нравится?

—  Да, коллектив нравится.

—  Как у вас складываются отношения с подчиненными?

—  За месяц еще пока тяжело сказать. Много толковых, грамотных  специалистов.

—  По–вашему мнению, вы строгий руководитель?

—  Что значит строгий? Я не считаю, что надо стучать по столу и кричать на подчиненного. Это может советский руководитель. Но я не такой. У меня люди делают не за то, что я кричу на них и стучу кулаком по столу. Я их вовлекаю в труд.

—  Вы многого добились в жизни. Какими достижениями вы особенно гордитесь?

— То, что я приехал как эмигрант в Америку, а за 12 лет стал управляющим производством огромной компании – мы делали 800 тонн меди в день и 5 млн долларов продукции в месяц.

—  А какие качества вы приобрели на предыдущих местах работы?

—  В Норильске – это упорство, северная закалка. Я мастер спорта по плаванию и бассейн у нас был на горе, и я в – 53 °С туда ходил каждый день. В Америке мне повезло, и я, так сказать, «попал в струю», и максимально применил свои знания в горнодобывающей промышленности.

—  Ваши родители тоже работали в горной промышленности?

—  Конечно. Все норильчане, так или иначе, работали в горной промышленности.

—  Насколько долго вы решили здесь остаться?

—  В планах запустить ещё и Партомчорр. Я не люблю «скакать». Я из прошлой компании ушел из-за того, что у них все планы по развитию просто остановились. А умирать с компанией мне не хотелось. Когда компания принимает решение остановить развитие и просто получать деньги – это застой. Вот ещё одна из причин, почему я сюда пришёл -  это перспектива развития.

—  Насколько мне известно, вы любите путешествовать по всему миру.  Где вы были в последний раз?

—  Я в среднем в год по 100 000 км наматываю. В прошлом году, например, это были Америка, Индия, Австралия, ОАЭ. Но в основном это командировки. На самом деле хочется здесь осесть и никуда не летать.

—  Можно немного необычный вопрос?  Если бы у вас была волшебная палочка и одно желание, чтобы вы изменили касательно горного производства?

—  Хотел бы, чтобы мы добывали нужные нам компоненты без ГОКов, без передела. Нам надо, допустим, железо, - направили породу и без переработки, без нарушений, без взрывов. А вообще сделать человека таким, чтоб он ничего не потреблял, а был просто неким сгустком энергии. Не обращайте внимания, я просто очень люблю читать фантастику. Только закончил читать «Дюну» Фрэнка

—  Ну что ж, спасибо, Владимир Александрович! Надеюсь, что мы совсем скоро сможем снова побеседовать с вами.

—  С удовольствием пообщаюсь. Всем желаю удачи, любить и беречь себя ).

—  Всего доброго!

 

Справка:

Ушаков Владимир Александрович

Родился в 1960 году. В 1982 году окончил Московский государственный университет инженерной экологии (МИХМ) по специальности «Инженер/химик-технолог». В 1994 году окончил аспирантуру и получил степень кандидата технических наук (тяжелые цветные металлы) в Государственном научно-исследовательском институте «Гинцветмет». В 1999 году получил степень «Магистр делового администрирования/управление технологиями» в Университете г. Феникс (США), в 2002 году – степень «Магистр информационной архитектуры» в Capitol College (США).

Карьеру в горнодобывающей отрасли начал в «Норильском никеле», где проработал с 1982 по 1987 годы. В 1987-1995 годах занимал должность научного сотрудника в Государственном научно-исследовательском институте «Гинцветмет».

С 1996 по 2007 годы работал в компании Freeport McMoRan (США), занимал должности руководителя диспетчерской службы, старшего инженера-металлурга, старшего руководителя производства.

В 2007–2008 годах – технический менеджер проекта CH2M HILL (США).

С 2008 по 2011 годы — региональный менеджер Xstrata Technology/Glencore Int. (Казахстан).

В 2011–2013 годах — технический директор «Казахмыс Смелтинг» (Казахстан).

С 2013 года — генеральный директор ЗАО «Северо-Западная Фосфорная Компания».
 

01555.34
0
Автор DNK

Другие материалы:

Оставить комментарий:

Имя:
Код:
 Получать комментарии к новости по e-mail
Подняться