Забыли пароль?
Русский English

Новости

05.04.2011 12:27

«Полярная правда» и информационного агентства «Nord-news» состоялся круглый стол.

На прошлой неделе в редакции деловой газеты «Полярная правда» и информационного агентства «Nord-news» состоялся круглый стол по теме «Новые принципы функционирования оптового и розничного рынков электрической энергии. Специфика работы и развития энергокомпаний и потребителей электроэнергии».

Участие в нём приняли президент ООО «КРЭС-Альянс» Алексей Преснов, первый заместитель генерального директора ООО «КРЭС-Альянс» Татьяна Иванова, заместитель директора по развитию и реализации услуг филиала ОАО «МРСК Северо-Запада «Колэнерго» Андрей Горохов, президент Союза промышленников и предпринимателей Мурманской области Александр Лебедев, а также и.о. начальника Управления по тарифному регулированию Мурманской области (далее УТР) Елена Кожевникова и консультант комитета по экономической политике и хозяйственной деятельности Мурманской областной думы Елена Кудряшова.

В центре внимания участников «круглого стола» находились вопросы о либерализации цен на оптовом рынке электроэнергии и их влиянии на экономику региона, защиты отдельных категорий потребителей от неконтролируемого роста цен. Участники встречи уделили внимание и вопросам, связанным с переходом сетей на RAB-регулирование.

Отметим, в последнее время в Мурманской области и других регионах России противоречивым вопросам реформирования электроэнергетики уделяется много внимания. На различных уровнях регулярно проводятся многочисленные совещания, встречи, семинары, цель которых - выработать решения, способные повлиять на состояние рынка электроэнергии, который с начала 2011 года приобрёл несколько иные формы. В этом году состоялась теоретически 100-процентная либерализация цен на оптовом рынке электроэнергии, в результате которой произошло повышение цен на энергию для предпринимателей на 30% и более. На практике же либерализация трансформировалась в диктат цен со стороны генераторов.

«Процесс либерализации цен, пожалуй, серьёзный этап в реформе электроэнергетики, говорит Александр Лебедев. - Рост тарифов оказался очень ощутимым. В ряде случаев мы фиксировали повышение стоимости электроэнергии и до 40-50%. В таких условиях остро встаёт вопрос о том, как сильно данная ситуация повлияет на экономику Мурманской области».

По мнению Александра Лебедева, не нужно быть прорицателем, чтобы понять, что последствия такого роста цен на оптовом рынке электроэнергии на экономике региона скажутся исключительно негативно. Если рассматривать сегодня общее положение дел бизнеса вкупе с возросшей страховой нагрузкой, то оценивать его можно только как плачевное — общие затраты малого и среднего бизнеса выросли на 10-15%. По его словам, всё это приведёт к повышению стоимости конечной продукции малого и среднего бизнеса. А с учётом того, что докризисный спрос сегодня ещё не восстановлен, то говорить о развитии экономики Мурманской области не приходится. Впрочем, он считает, что это также может заставить предпринимателя экономить, внедрять энергосберегающие технологии. Но метод повышения цен, наверное, не должен быть главным фактором, принуждающим к этому.

Фактически рынок электроэнергии сегодня оказался в таких условиях, когда выгода от либерализации цен сомнительна не только для потребителей электрической энергии, но и для её производителей. Как рассказывает Андрей Горохов, к этому свободному рынку все очень долго шли. Но когда дошли, многие просто испугались - никто не предполагал, что цены вырастут так сильно и так внезапно. «Александр Геннадиевич правильно сказал, что повышение цен на электроэнергию может привести предпринимателя к внедрению технологий, которые позволят снизить энергоёмкость предприятия. Хочу отметить, что повышение тарифов на электроэнергию для генераторов отнюдь не значит, что будет получена какая-то сверх прибыль. Логично ожидать увеличения объёмов неплатежей, а значит, доходы у генерирующих компаний будут только на бумаге".

Елена Кожевникова считает, что значительно сократить рост цен, только уменьшая влияние регионального УТР и сокращая расходы сетевых и сбытовых компаний, не получится. «Чтобы снизить рост цен на электроэнергию для предпринимателей, необходимо уменьшить регулируемую Федеральной службой по тарифам составляющую конечной цены, - говорит Елена Валентиновна, - Если затрагивать только сбытовую надбавку, то значительно снизить роста тарифов не получится, ведь ее доля в тарифе составляет от 3 до 4%».

Последние несколько лет реформа в сфере энергетики проводилась не так, как задумывалось - был излишний курс на монополизацию рынка, на государственный контроль, конкуренция как таковая была полностью исключена, считает Алексей Преснов.

Впрочем, создавать конкуренцию как таковую только на розничном рынке смысла фактически не имеет. Ведь по большому счёту на розничном рынке конкуренция возможна только между компаниями, оказывающими услуги по сбыту. Но в силу того, что доля сбытовых компаний в формировании тарифа крайне невелика, то и конечная стоимость для потребителя меняться в зависимости от стоимости услуг сбытовой компании будет незначительно — затраты на сбытовую деятельность существуют, и реальная ценовая конкуренция на розничном рынке возможна лишь в пределах 1-1,5%. Происходит это потому, что сегодня ни потребители, ни сбытовые компании (как представители потребителей на оптовом рынке) влиять на формирование оптовых цен не могут в силу действующей модели рынка: цену определяют генераторы, причем самые неэффективные из них. От реального рынка, на котором цену определяет все-таки, не только предложение, но и спрос, вернее, их соотношение, эта модель далека - именно поэтому потребители видят только рост цен. Чтобы рынок приобрёл формы конкурентного, развивать эту самую конкуренцию необходимо как на розничном рынке, так и на оптовом, причем параллельно, а не зацикливаясь только на одном из них.

Негативное влияние либерализации оптового рынка электроэнергии на экономику не только Мурманской области, но и всей страны отметили все участники круглого стола. Цены достигли уже такого уровня, при котором потребители начинаются задумываться о создании собственной генерации. И если это реализуется, то расходы на производство и передачу электроэнергии в единой энергетической системе лягут на тех, кто в ней останется, а это - новый виток роста цен и тарифов. Для экономики это просто разрушительно.

Чего следует ждать точно, так это новой волны неплатежей за электрическую энергию — это ощущается уже сейчас. Алексей Преснов сообщил, что некоторые представители малого и среднего бизнеса, которые ранее исправно оплачивали потреблённую энергию, сейчас выходят на неплатежи, поскольку с возросшей в разы нагрузкой они просто не справляются. Предприятия пытаются заложить свои расходы в цены, но пока это не получается по одной простой причине — спрос после кризиса ещё не восстановился. В этой ситуации судьба малого и среднего бизнеса представляется весьма плачевной. Важно понимать, что фактически потребитель, а в особенности малый и средний бизнес, несущие на себе основную нагрузку роста цен на электроэнергию, сегодня отстранён от влияния на эти цены — покорно платит либо копит долги.

«Сейчас бытует мнение о том, что свободный рынок всё уничтожил, - говорит Алексей Преснов, - Не свободный рынок всё уничтожил, а то, как его построили. А если бы несколько лет назад Управление по тарифному регулированию допустило переход Северо-западного филиала МРСК "Колэнерго" на RAB-регулирование, то при включении в тариф инвестиционной составляющей, цены были бы ещё выше, чем мы имеем сейчас».

Вообще вопрос о RAB-регулировании достаточно животрепещущий как для сетевых организаций, так и для потребителей. Эта уже не новая система тарифообразования на основе регулирования тарифов направлена на привлечение инвестиций для строительства и модернизации сетевой инфраструктуры, а также стимулирование эффективности расходов сетевых организаций. Тарифы по методологии RAB устанавливаются на 3-5 лет, а возврат инвестиций осуществляется в течение 20 и более лет в зависимости от тарифа, установленного регулирующим органом, достаточного для постепенного возврата привлечённых средств. При этом норма доходности должна быть обеспечена на уровне не ниже 12%.

По словам Елены Кожевниковой, для Колэнерго был просчитан возможный вариант развития событий при переходе на RAB. Схема устроена так, что в первые три года после получения инвестиций тарифы действительно не увеличиваются - процент возврата инвестиций минимален, что позволяет сетевой компании на вырученные от тарифа средства содержать и модернизировать сетевое хозяйство. Но в последующие годы этот процент возрастает, из-за чего компания начинает терпеть серьёзные расходы, что, несомненно, выливается в тариф, рост которого будет непозволительно большим. И в случае, если бы 3 года назад Колэнерго перешло на RAB-регулирование, то сегодняшний рост тарифов в связи с формированием свободного рынка электроэнергии, мог бы кратно отличаться.

Алексей Преснов уверен, что тот RAB, который активно внедряется сегодня в Росcии - лишь некая адаптация западной модели, далеко не самая удачная. «В западных странах посыл на обновление или строительство новых сетей идёт от потребителей — именно они создают спрос, - поясняет Алексей Преснов, - И сетевая компания берет деньги у банка, строит сети, а потом представляет тарифному органу документы и обоснования на установку того или иного тарифа. Все риски в этой схеме остаются у инвестора и компании. В России же все риски всегда остаются потребителям, которым в конечном счёте приходится платить по высокому тарифу, чтобы сетевая компания смогла вернуть инвестированные в сети средства компания. Повторюсь ещё раз — потребитель формирует спрос и потребитель должен иметь возможность влиять на тарифы».

Говоря об отдельных группах потребителей, к которым можно отнести производителей сельскохозяйственной продукции и предприятия теплоснабжения, Александр Лебедев отметил, что для них необходимо устанавливать отдельный регулируемый тариф, обеспечивать который должно государство. Вопрос этот на самом деле намного шире и затрагивает такую актуальную для предпринимателей тему, как создание отдельной экономической политики в отношении северных регионов. Во всём мире, кроме Российской Федерации, такая политика существует, и она предусматривает определённые субсидии не только жителям севера, но и предприятиям, работающим в непростых условиях.

«В Мурманской области промежуток времени, когда необходимо электроснабжение, гораздо больше, чем в других регионах России, - говорит Александр Лебедев. - Это касается и сельхозпредприятий и теплоснабжающих организаций. И если не будут предусмотрены государственные субсидии в этой части, то предприятия не смогут развивать свой бизнес в северных регионах, а значит и в Мурманской области. А если не будут развиваться предприятия, то и экономика региона тоже встанет».

По мнению Елены Кудряшовой самая идея с субсидированием очень хороша и, несомненно, послужила бы плацдармом для развития экономики региона. Но основная проблема упирается в деньги, которые надо найти. Однако Александр Лебедев уверен, что проблема не в деньгах, который при желании можно всегда найти, проблема в отсутствии желания. Власти регулярно отчитываются в том, что им удалось посредством оптимизации что-то где-то сэкономить. А на фоне этого президент заявляет, что в результате действия закона о госзакупках при проведении торгов из государственного бюджета в никуда уходит около 1 трлн рублей. Где все сэкономленные деньги и почему они не направлены на благое дело, например, на субсидирование предприятий в части затрат на электроэнергию — остаётся загадкой. А уж куда делся 1 трлн рублей — и подавно. «А вы ещё говорите, где найти деньги. Деньги есть! Проблема в желании их найти» - добавляет президент СПП МО.

«Что до тарифа для теплоснабжающих предприятий, то хочу отметить, что раньше, когда «Колэнерго» было ещё объединённой структурой, и электрокотельные строились в поселках энергетиков - Мурмашах, Верхнетуломсокм - в то время расходы на электроэнергию у них шли по статье «собственные нужды», - рассказывает Елена Кожевникова, - И тепловая энергия, получаемая с электрокотельных, была сравнительно дешёвая. Сейчас, когда эти котельные, как и муниципальные, оказались самостоятельными участниками рынка, которые покупают электроэнергию по общему тарифу, они ведут себя как рядовой предприниматель — включают стоимость электроэнергии в конечную стоимость теплоэнергии».

Поддерживая создание льготного тарифа для электрокотельных, Андрей Горохов сообщил, что в Мурманской области существует избыточная генерация, и именно за счёт неё можно обеспечить выделения ряда производств в отдельную группу потребителей электрической энергии с отдельным тарифом. Однако Федеральная служба по тарифам против этого, поскольку боится создать прецедент, из-за которого и другие регионы начнут просить льготных условий для ряда своих предприятий.

Как считает Алексей Преснов, решение проблемы лежит несколько в иной плоскости, нежели просто в установлении тарифов для отдельных групп потребителей, поскольку всегда найдётся кто-то, кто запросит и для себя подобные преференции. Важно всё-таки создать отдельную экономическую политику для регионов севера, которая предусматривала бы и внешнее субсидирование цен на электроэнергию для отдельных групп потребителей. «Если государство хочет, чтобы граждане продолжали жить на севере, а предприятия продолжали работать, то этим севером надо заниматься, - говорит президент «КРЭС-Альянс», - В том числе в части цен на электрическую энергию, без которой ни о какой жизни и производстве на севере говорить не приходится. Иначе отсюда все просто уедут жить в другие регионы, где они будут платить столько же или дешевле за более комфортные климатические и экономические условия».

В противном случае, по мнению Алексея Преснова, придётся признать, что реформа не состоялась, и вернуться к тотальному регулированию, впрочем, к этому сейчас всё и идёт. Но тогда снова придётся признать, что власти не справились со своими задачами или не смогут осуществить задуманное. Здесь уже следует говорить об эффективности израсходованных на реформу средств и экономических последствий её неудачного проведения.

«Я не устаю повторять, что в нашей стране существует подмена экономического базиса политической надстройкой, - добавляет Александр Лебедев, - Сейчас экономика не работает. Во всяком случае не везде и не на том уровне, а котором следовало бы. Власть, принимая какие-либо решения, редко когда видит среднесрочные последствия этих решений».

Сегодня в стране работает закон об энергоэффективности, который, казалось бы, преследует благие цели — научить предпринимателей сокращать издержки за счёт более эффективного использования энергии. Но работает он пока не очень хорошо.

«Я бы сказал, что он вообще не работает, если уж быть откровенным, - говорит Александр Лебедев, - На мой взгляд это закон для закона, и всё на самом деле должно быть гораздо проще. Пусть шаги, предпринимаемые государством по приучению предпринимателей к энергосбережению, правильные в части роста тарифов на тот или иной ресурс, что ведёт к неминуемому снижению потребления данного ресурса. Однако эти шаги не должны быть единственными. Если есть, что экономить, то экономить действительно можно. До определённого момента. А если экономить нечего? Если мощности предприятия загружены на 100%?».

Александр Лебедев убежден, что наряду с ростом тарифов, который негласно вынуждает предпринимателей внедрять энергосберегающие технологии, должно быть и государственной субсидирование, которое бы компенсировало часть затрат на внедрение этих технологий. Тогда бы представители бизнес-сообщества более охотно и активно шли на затраты в части энергоэффективнсоти. В противном случае пользы от закона об энергоэффективности не будет.

По мнению Алексея Преснова, важным инструментом к экономии средств в части затрат на электроэнергию является учёт потреблённого ресурса и точное планирование, что позволит исключить или напротив предусмотреть непредвиденные расходы энергии.

Сегодня достичь компромисса между потребителем электрической энергии и снабжающей организацией очень сложно. Законы, которые призваны этот компромисс обеспечить, часто противоречат друг другу. Сегодня потребители находятся на пределе. Как долго это будет продолжаться, неизвестно. Но то, что реформа энергетики требует серьёзного пересмотра, признали все участники круглого стола. Даже можно говорить о примерных сроках: конец I квартала, максимум — конец полугодия. К этому времени предприниматели подведеут безрадостные итоги своей деятельности за указанные периоды в рамках новых законов. Власти уже начинают говорить о необходимости изменения или вовсе об отмене принятых законов в части страховых взносов и функционирования рынка электроэнергии, но во что это выльется на практике? И если реформу электроэнергетики повернут вспять, то это будет означать, что 10 лет, что ведутся разговоры о реформе энергетики, прошли даром.

Максим Жаравин
газета «Полярная правда», 5 апреля 2011 г.

0352.52
0
Автор dozutinc1984

Другие материалы:

Оставить комментарий:

 Подписаться на комментарии

Подняться