Забыли пароль?
Русский English

Статьи

15.10.2011 00:40
Категория: Разное
Город: Апатиты

Поэт, писатель, гражданин

«Основатель литературной маринистики». Так называли литовские коллеги Валерию Гержа — поэтессу, педагога, журналиста, которая вот уже третий год живёт в Апатитах. Валерия Александровна посещает библиотеку, изучает возможности Интернета и лишь иногда вспоминает о годах своей трудовой деятельности. Хотя это были поистине удивительные годы. Слушая историю этой миловидной женщины, фамилия которой не склоняется, мне становилось неловко
оттого, что, придя в её дом, я представилась журналистом. Но, коль уж назвалась груздем, полезай в кузов.

ОТ КРАСНОДАРА ДО ДЗАУДЖИКАУ

Валерия Гержа родилась в Краснодарском крае. Училась в Воронежской области, Ставропольском крае, Осетии.

— Мама работала учителем в железнодорожной школе, — поясняет частые переезды женщина. — Железная дорога тогда была государство в государстве. У железнодорожников были свои школы, свои больницы. И маму постоянно направляли на новое место работы. Мы с братом перемещались вместе с ней.

Программу старших классов Валерия осваивала уже в Дагестане. Там же делала первые шаги в литературе, писала стихи в местную газету. На выпускном вечере она познакомилась с поэтессой Екатериной Шевелевой, которая в то время возглавляла Союз советских женщин.

Готовя праздничную программу к выпускному вечеру, Валерия предсказывала в стихотворной форме будущее каждого выпускника. «Промчатся дни в водовороте быстром, и вот тогда я стану журналистом. И вот тогда, клянусь вам всем на свете, я напишу стихи получше, чем вот эти», — писала она о себе. Екатерине Шевелевой стихи понравились. Она попросила девушку принести в гостиницу подборку её стихов. Позже выяснилось, что Шевелева передала их в московский
литературный институт. А о том, что прошла отборочный конкурс в столичный вуз, после которого абитуриенты допускались к вступительным экзаменам, Валерия узнала из письма известного поэта Павла Антокольского, который был председателем той самой отборочной комиссии.

— Письмо я получила из Кирова (Вятка), где Антокольский находился в командировке, — вспоминает Валерия Александровна. — Он сообщал в письме, что я прошла конкурс и могу приезжать в Москву на экзамены. А если мне негде остановиться, то я могу обратиться к егожене. Я очень любила его стихи, особенно поэму «Сын». Это потрясающая вещь, которую поэт посвятил сыну, погибшему на фронте. Но в Москву не поехала. Мама не могла содержать меня и брата на мизерную учительскую зарплату. Поэтому пришлось выбрать что-нибудь поближе, где можно было пробегать зиму в курточке. Да и большого поэта из меня бы всё равно не получилось, только так, для домашнего употребления.

Валерия Гержа поступила в пединститут в Дзауджикау (Владикавказ).

— К Осетии у меня особое отношение, — рассказывает она. — Девочки, которые жили со мной в одной комнате (это был зал на 40 человек), все были осетинками. 1947-й год был голодный. Девочки подкармливали меня. Они уезжали на выходные домой и возвращались с яблоками, грушами, чуреками. А я помогала им с учёбой. Но молодость очень расточительна. Ни о ком из них я не знаю. Где они теперь? Живы ли? Во всяком случае, в «одноклассниках» их точно не найдёшь.

ОТ РЫБАКОВ К СУДОСТРОИТЕЛЯМ

По распределению Валерия попала на Дальний Восток. Это был комсомольский призыв. Молодёжь по заданию комсомола ехала на стройки. А учителя отправлялись вслед за комсомольцами, чтобы учить их.

— В молодости тебя тянет к высоким целям, высоким идеалам, к высоким словам, — говорит поэтесса. — Я попала в город Свободный, выбрала его по названию. Но один из попутчиков в поезде открыл мне глаза: «Так это же бывший Алексеевский централ, знаменитый тюрьмами». После становления на Дальнем Востоке советской власти Алексеевск переименовали в Свободный.

Потом Валерия вернулась в Махачкалу, к маме. На работу в школу не попала, но попала в Академию наук, откуда началась её редакторская работа. Она редактировала учёные записки и продолжала писать статьи. В это время она познакомилась с Расулом Гамзатовым. Но проработала в науке недолго, потому что по-прежнему мечтала о школе. Валерия не раз обращалась в министерство с просьбой предоставить ей место педагога, и её направили в Литву, в Клайпеду. Там она работала старшим воспитателем в школе-интернате, печаталась в городской газете, одновременно делала переводы с литовского.

— Как-то, даже не вспомню, как это было, меня затащили в газету «Рыбак Литвы». Комната, в которую я вошла, была полна дыма и мужиков, которые сидели на столах, так как стульев не было. Редактор знал меня по публикациям в городской газете. Он мне предложил должность заместителем. Я согласилась.

Но с удивлением обнаружила, что во всём коллективе рыболовецкой газеты ни у кого нет паспорта моряка, который позволяет выходить в море и сходить на берег в иностранных портах. Я оформила паспорт. И в первый свой рейс отправилась из Риги в Севастополь на «Крузенштерне». Потом были походы в Гвинейский залив и другие.

Впоследствии газету «Рыбак Литвы» закрыли. Мотивация проста. Центральный комитет партии заявил, что в стране не хватает бумаги, и предложил союзным республикам принять меры. В Литве сократили две газеты, у которых был самый большой тираж: «Рыбака» и милицейскую. И тогда только все поняли, насколько газета востребована. Письма в поддержку издания приходили мешками, их писали со всех судов.

Валерии предложили пойти первым помощником на судно. Но пока вопросрешался, прошла партийная конференция, её избрали в партком заместителем секретаря — на освобождённую должность. Поэтому мечта о море так и осталась мечтой.

Пять лет Валерия проработала в парткоме. В 1975 году ей предложили работу в Африке: преподавать на курсах русский язык в советском культурном центре Мали. В Африке она провела два года. К тому времени литовское морское пароходство решило открыть свою газету, в которой журналисту предложили должность редактора. Эта газета выпускалась даже в первые годы перестройки, но потом и её закрыли. В перерыве снова устроилась в Мали. В общей сложности она провела в Африке больше пяти лет.

— Недавно в одной из центральных газет разместили рейтинг зарубежных стран, их отношение к русским, — говорит журналист. — Среди африканских стран, в которых хорошо относятся к русским, на первом месте оказалась Мали. Значит, не зря мы работали.

Потом была газета судостроительного завода.

— Начала с рыбаков, окончила судостроителями, — смеётся Валерия Александровна.

А последнее место работы — журнал, который выходил сразу на трёх языках. Там она была политико-экономическим обозревателем. Работа интересная, но требовала характера и нервов.

А ИМ ДО ЛАМПОЧКИ

— Журналист — это личность, — говорит на прощание хозяйка дома. — Он имеет такое же право на своё мнение, как любой другой человек. Раньше была определённая связь. Были решения партийных комитетов. На каждую публикацию в течение семи дней изволь дать ответ, иначе будешь на парткоме отчитываться. Сейчас этого нет. Нет обратной связи. А её при провозглашённых демократических принципах и быть не может. Кто-то из наших классиков говорил: «Писатель пописывает, читатель почитывает». Вот и всё. Можешь себе пописывать, а тем, кто принимает решения наверху, им до лампочки, что ты там пишешь.

Но в какие-то моменты пресса может сыграть определённую роль. Помню, в моей жизни был случай, когда моя публикация поддержала русское население в Клайпеде. У меня было имя, поэтому мои статьи печатали. Но таких случаев даже в моей практике было не так много…

Елена Кириллова

---

Сайт Region51.com является обладателем официального разрешения от редакции газеты «Час Пик - Апатиты» на перепечатку материалов газеты. Воспроизведение материала в любой форме на иных Интернет-ресурсах запрещено и будет преследоваться правообладателем по закону.

0483.19
0
Автор Yana

Другие материалы:

Оставить комментарий:

 Подписаться на комментарии

Подняться